Актуальная аналитика

Церковь задает христианскую модель общества 310

17 ноября 2021г.
Автор: НГ-Религии/Патриархия.ru

Статья советника председателя Государственной Думы РФ, политического философа, первого заместителя председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А.В. Щипкова приурочена к 75-летию Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

75-летие Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Этот юбилей дает повод задуматься не только о жизненном пути Предстоятеля нашей Церкви, но и о самой Церкви, которая в начале XXI века оказалась в новых обстоятельствах, на наших глазах перешла в новую эпоху.

Главой Церкви является Христос. В отличие от иных религиозных структур у нас Патриарх не возвышается над Церковью. В Православии Патриаршество является ее неотделимой и очень важной частью, поскольку легитимность Патриарха и природа патриаршей власти подтверждены Богом и апостольской преемственностью. Что такое Церковь без Патриарха, мы хорошо знаем по синодальному периоду русской истории. Это как семья без отца. В Церкви без Патриарха начинаются серьезные нестроения. И мы должны благодарить Бога за то, что Его волей в наиболее трудные для Русской Православной Церкви времена институт Патриаршества был возвращен Церкви. Это помогло ей выжить в эпоху гонений и принудительного атеизма, вернуть свою историческую роль в новом тысячелетии.

Возвращение Патриаршества — вершина деяний Поместного Собора 1917-1918 годов — получило воплощение в лице наилучшей из возможных в тот исторический момент кандидатур — Патриарха Тихона (Белавина). Это совпадение «необходимого с наилучшим» было, вне всякого сомнения, промыслительным для Русской Православной Церкви. Так же, как был для нее промыслителен приход в Смутное время Патриарха Гермогена, а во время Великой Отечественной войны — Патриарха Сергия (Страгородского).

Порой поставление нового Патриарха связано с переломным для Церкви периодом, когда остро ощущается дух времени, когда Церковь нуждается в верном направлении. Приход каждого Патриарха является провиденциальным событием, здесь не бывает и не может быть «случайных», «проходных» фигур. Каждый из них выполняет собственную, только за ним закрепленную миссию — хотя мы, члены Церкви, не всегда можем точно сформулировать, в чем именно она заключается, особенно пока она не завершена. Позже многое становится более отчетливым и очевидным.

В чем заключается дух нынешней эпохи для Церкви?

В том, что Церковь сегодня зримо возвращает свое место в истории и свою духовную и общественную миссию.

В новейшее время Церковь столкнулась с двумя мифами. Первый миф — атеистический. Он утверждал, что «Бога нет», а Церковь должна быть «отделена от общества». Второй миф — секуляристский, идеология которого сводится к утверждениям, что Бог «далек и неактуален», что вообще неважно, есть ли Бог, что Церковь должна проповедовать не любовь и спасение, а политические свободы и технократический прогресс.

Если в советскую эпоху Церковь подлежала «закрытию», то есть полной ликвидации, то сегодня ее стремятся перестроить в один из секулярных институтов с некой особой «моральной» функцией. В этом проекте епископат и духовенство не уничтожают, а пытаются превратить в своего рода фракцию во всемирном секулярном парламенте. Это два варианта одной и той же антицерковной политики.

Секуляристская мифология направлена на размывание суверенитета и нравственной роли Церкви в обществе, но при Святейшем Патриархе Кирилле этот суверенитет и эта роль восстанавливаются.

Усилиями Святейшего Патриарха Кирилла мы возвращаемся к тому, что Церковь задает христианскую модель общества — экклесиологическую, кафолическую, спасительную. Это происходит потому, что любая социальность, любые земные институты для своей легитимности и для обоснования своей морали так или иначе обращаются к трансцендентному сакральному источнику — хотя и не всегда такая сакральность соотносится с исторической религией. Дело Церкви — напоминать о том, что именно соотнесение с исторической религией — для нас это Православие — это путь спасения. Церковь изначально фундаментальнее любых светских институтов, поскольку по самой своей природе религиозное стоит выше социального и политического. Эту мысль Святейшего Патриарха Кирилла мы неизменно встречаем в его проповедях и книгах.

Церковь сегодня не только возвращается в национальную историю, которая без нее была бы неполной и искаженной. Она расширяет сакральную географию народа, дает возможность понять, что Херсонес и Валаам, Почаев и Соловки, Новый Иерусалим и Жировичи, Кицканы и Дивеево дают нам ощущение Дома, небесной Родины, неотъемлемой частью которой является родина земная. Земля народа — это не просто территория, это огромный сосуд, вмещающий в себя бесценный религиозный и культурный опыт поколений.

Святейший Патриарх Кирилл сохраняет тесную духовную и эмоциональную связь с народом Божиим. Это особенно ощутимо в дни народных трагедий, бедствий, болезней. На этой связи основано все духовное попечение, учительство и социальное служение Церкви, которое относится, конечно, не только к воцерковленным и верующим, но ко всем.

Церковь представляет собой особый организм, отличающийся как от государства, так и от других социальных структур и образований. Церковь олицетворяет не земные законы, но закон Духа Святого, закон Христовой любви. Без этого все земные устроения можно было бы считать возведенными на песке. С этой точки зрения Церковь является неотъемлемой и очень важной частью социального пространства. Но главной своей стороной она пребывает в той надмирной сфере, из которой вырастает и личное, и социальное, и экономическое, и политическое. И связующим звеном между этими сферами всегда выступает тот, кто в данное время несет послушание особой ответственности и выполняет патриаршую миссию.